Сергей Вищипанов о QR- кодах и Российском здравоохранении

«Всем привет, я Серёжа! Мне 20 лет, и я буду хранить ваши медицинские данные».

Сергей Вищипанов, сооснователь компании QRepublik, разработал QR-идентификатор для людей, которые оказались в критической ситуации, и согласился рассказать читателям Pulse of APPS свою историю. 

 

Сергей, Вы студент. Студент какого ВУЗа и почему не планируете продолжать династию сердечно-сосудистых хирургов
Да, я студент. Учусь на 4 курсе (из 5) факультета национальной безопасности РАНХиГС. Специальность у меня – экономическая безопасность. Заманили сюда тем, что обучать пообещали и экономике, и праву. Я никогда не планировал становиться врачом, потому что просто-напросто интересовало всегда совсем другое: технологии, изобретения… Радовало всегда, что и родители не настаивали на, как Вы выразились, продолжении династии. Просто предрасположенность и интерес были к другому, хотя папа пару раз, помнится, говорил, что, по его мнению, врачом я бы стал неплохим :) Не думаю, что это правда, если честно.

Расскажите о том, как вам пришла в голову идея внедрения браслетов с QR-кодом.
Началось всё с сервиса для умных визитных карточек с QR-кодом. Сделали его ещё в 2014 году, но не пошло. Через некоторое время на просторах Интернета наткнулись на фотографию китайской бабушки, на груди которой висел значок с QR-кодом. Подпись была на китайском, благо на сегодняшнем этапе развития технологий есть онлайн-переводчики. Мы узнали, что в код сохраняется небольшой объём медицинских данный на случай, если бабушка потеряется. Мы слегка доработали идею: сделали информацию изменяемой через личный кабинет на сайте, добавили трекер к профилю для определения геопозиции при сканировании и некоторые другие фичи. Формат браслетов определился уже непосредственно при обсуждении задумки с врачами скорой помощи. Сейчас добавили формат карточек – это уже пришло от клиентов и партнёров. А так, всё пошло от сервиса умных визиток и фотографии китайской бабушки.

Самая ценная составляющая браслета — это отсутствие электронной части и потенциальной угрозы людям с искусственным водителем ритма, но как вы доносите смысл таинственных квадратиков на браслете людям пожилого возраста? Как убеждаете их в сохранности их личных данных? 
Тут история следующая: принимают решение носить наши идентификаторы не всегда пожилые люди. Начнём с того, что мы не работаем на B2C (Business-to-consumer): все наши продажи идут на партнёров: благотворительные фонды, частные клиники, дома престарелых, социальные службы. Им люди пожилого возраста готовы доверять. Либо же решение принимают родственники, которые, так сказать, более friendly к технологиям. Согласитесь, на сегодняшний день далеко не все бабушки свободно пользуются компьютером, поэтому за них в нашем случае больше решают родственники или службы поддержки. Был у нас случай: проводили осенью 2015 года пилотный проект в городе Домодедово Московской области, чтобы проверить функционал наших устройств. Раздавали браслеты бесплатно через местную социальную службу. По началу все боялись брать со словами, мол, что за шайтан-машина? Это продолжалось до тех пор, когда с одной дамой в возрасте не произошёл случай: упала, потеряла память, браслет брать перед этим отказалась, в больнице о ней информации никакой, контактов родственников нет – проблема. В итоге, когда всё хорошо разрешилось, она привела в центр, где мы раздавали браслеты, целую толпу желающих. Приходили даже слепые люди. В общем, как бы ужасно ситуация не звучала, пилотный проект прошёл удачно – устройствами пользовались.
Что касается доверия к сохранности данных – тут ситуация похожая: как объяснить человеку в возрасте, что данные в безопасности? Слова сложно подобрать. Скажем так, информация, хранящаяся на браслете, может однажды спасти жизнь. Люди сами в таком случае решают, что им важнее в данной ситуации.

Приведите пример анкеты для заполнения. Какую именно информацию пациент предоставляет?
Мы не делали никаких обязательных полей кроме имени: человек может внести абсолютно любую информацию. Если говорить о тех полях, что у нас присутствуют для структурированности – это ФИО, группа крови, адреса, контакты родственников, заболевания, принимаемые препараты, аллергии, импланты, список мед. учреждений, где человек проходил лечение и можно найти его лечащего врача или медицинскую карту. Сейчас для части пользователей тестируем систему хранения медицинских документов: результаты анализов, других исследований, справок и прочее.

Вы самостоятельно ездите по другим городам и участвуете во всех переговорах? А когда вы учитесь?
Да, основная работа по разъездам и переговорам у нас лежит на 2 людях: на нас с партнёром. Что касается учёбы, то, если быть честным, прогуливал я много. Если и не прогуливал, то на парах сидел с компьютером и занимался своими делами. Везло с тем, что преподаватели шли и идут навстречу. Когда твой проект имеет социальную составляющую, люди готовы помогать. Тем более, проект очень тяжёлый, долгий, результат виден не сразу, а были случаи, что преподаватели даже помогали, подбадривали.

Расскажите о вашем ген.директоре
Это Александр Сенкевич, прекрасный финансист и инициативный человек. Ему за 30. Что касается операционной деятельности и работы с государственными органами – здесь прям его поле боя. У нас нет чётких разграничений по обязанностям. За проект болеем всей душой, хотим участвовать в любой из его составляющих. Еще интересный момент: при работе с государством в таких сферах как медицина или социалка быть активным студентом – не самая лучшая позиция. «Всем привет, я Серёжа! Мне 20 лет, и я буду хранить медицинские данные» - работать с таким человеком не готовы. Как бы у нас молодёжь не поддерживали, в таких серьёзных делах доверять не могут. Здесь тоже важно, чтобы человек пришёл солидный. Тут как раз кроме навыков Александра полезны его возраст и внешний вид (чтобы он не ворчал, уточню: солидный и внушительный)

Как строится работа с сотрудниками скорой помощи? К сожалению, в России много людей пользуется кнопочными телефонами. А те медики, что имеют смартфоны, не знают возможностей их гаджета. Как «разруливаются» ситуации, когда нет возможности считать код?
Мы не приходим в регион без уведомления сотрудников скорой помощи. Нам повезло, что врачи встречают эту технологию по-доброму и с пониманием. Первые разы было очень страшно презентоваться.
Что касается ситуаций, когда нет возможности по каким-то причинам сканировать код, на браслетах и карточках есть номер телефона и ключ идентификатора. Наш оператор продиктует всю необходимую информацию.

Я вспоминаю свой собственный опыт, когда обычный обморок застал врасплох окружающих меня незнакомцев. После этого случая я долго носила в карманах листочки со своими данными, где крупно были указаны запрещенные лекарственные препараты. Согласитесь, такие браслеты нужны не только пожилым людям. Многие родители надели бы такой браслетик на руку своему ребенку. Планируете ли работать в этом направлении?
К сожалению, как я уже сказал, проект долгий, сложный и иногда нудный. Внедрение в любом новом регионе, выход на любые другие категории клиентов – сложный и долгий шаг, сопряжённый и с коммуникационными барьерами, и с административными. Рынок таких устройств для детей для нас сейчас неподъёмный: это новые форматы идентификаторов, B2C, иные ценностные предложения. На данный момент нам более интересен туристический рынок: летите Вы в другую страну без знания локального языка, а, например, наша Карта Помощи с переводимой информацией и многими другими функциями могла бы быть очень полезна. Работаем в том направлении. Планируем к лету получить первых клиентов.

Сергей, я очень восхищаюсь вашим непоколебимым энтузиазмом, верю, что всё у вас получится и ваше изобретение оценят по достоинству миллионы людей.

20/02/2017

 

Оставьте комментарий